Все новости
Общие статьи
6 Апреля 2018, 13:27

И качеством, и количеством!

Коллектив Гафурийского РВК во главе с военкомом А. Мигуновым (в центре). 2004 год.

О гафурийских призывниках, «школе жизни» и буднях сотрудников военкомата рассказывает бывший военком А. П. Мигунов


Поговорить о том, какое место занимала эта структура в жизни Гафурийского района, мы предложили подполковнику запаса, боевому офицеру А. П. Мигунову, проживающему в селе Красноусольском. Сделали это по нескольким причинам. С 2000 по 2006 год он являлся военным комиссаром района, а до этого работал в военкоматах Белорецкого и Абзелиловского районов, служил в режимных и секретных армейских частях. Сейчас находится на заслуженном отдыхе и не «связан» необходимостью выражаться исключительно официальной и, как правило, скупой информацией о своей работе. Это-то и подкупило.

– Андрей Павлович, много хвалебных слов адресовалось Башкирии и в частности Гафурийскому району за «качество» нашей призывной молодёжи, организацию призыва в целом. Не было ли в этом лукавства?

– Лестная оценка всегда являлась следствием реальных заслуг республики в сфере призыва на воинскую службу, да и в других направлениях деятельности – воинском учёте, организации территориальной обороны, учениях, бронировании и т.д. Когда я проходил службу в режимных частях Москвы и Подмосковья, привык к тому, что очень большой процент военнослужащих в них был именно из Башкортостана. Наши ребята славятся своим крепким здоровьем и желанием служить, ответственностью и дисциплинированностью. В такие места служить отправляют только тех, кому доверяют. Башкирские призывники таким доверием пользуются по настоящее время.

И тут позвонил комиссар…

– Вы работали в непростой период времени, когда армию еще ругали за дедовщину, неустроенность, отсутствие должных условий для службы. Неужели на фоне всего этого наша молодёжь активно стремилась в ряды военнослужащих?

– Следует напомнить, что служба в армии, какой бы она ни была, это конституционный долг каждого мужчины. Однако, если отвечать по сути поставленного вопроса, то гафурийская молодёжь, действительно, служить в армию всегда отправлялась с большим желанием. Сейчас уже и не вспомню ребят, которых приходилось бы силком отправлять в какую-либо часть, зато прекрасно помню слёзы и расстройство тех, кого вернули из республиканского сборного пункта обратно домой, «на гражданку» из-за несоответствия по здоровью либо по другим причинам.

Мы всегда выполняли план по призыву, весной он обычно составлял порядка 120 человек, а осенью доходило до 150 и более. Проблем не возникало. Отправив требуемое количество ребят в армию, сотрудники военкомата могли вздохнуть спокойно, позволить себе чуть расслабиться. Однажды это чуть не стало поводом для курьёзного случая. Меня после фактического завершения призывной кампании прямо во время рыбалки на реке Белой застал звонок служебной «мотороллы». В районе такие телефоны тогда были только у шести человек, занимавших ответственные посты. Эти устройства размером с кирпич всегда должны были находиться под рукой. И отвечать на звонки полагалось едва ли не мгновенно.

«На проводе» оказался не кто иной, как сам военный комиссар Республики Башкортостан Тимофей Азаров. Генерал-майор тогда строго спросил, почему я не сразу взял трубку. Ну не говорить же генералу об удочке и кузнечике на крючке! Пришлось слукавить…

Выслушав, Тимофей Михайлович поставил задачу – найти и уже завтрашним днем отправить в Уфу еще дюжину призывников в связи с тем, что Башкирия не укладывалась в план. В ответ я заверил генерала, что сможем отправить и 30-40 человек, поскольку резервы имелись и желающих среди них было хоть отбавляй. И был прав: уже на следующее утро, узнав о доп. наборе, в военкомат потянулись ребята, которые просили отправить на службу именно их.

– А ведь в те годы в стране шла вторая чеченская…

– До сих пор говорю: «Слава Богу», что для нашего района она оказалась бескровной. За период второй чеченской кампании из числа гафурийских призывников, служивших на Северном Кавказе, к большому счастью, никто не вернулся «двухсотым». Для сведения, когда я работал в Белорецком районе, таких было шесть человек. Каково это: принимать тела, говорить с родственниками погибших, можете сами представить…

Ну заберите «женатика»!

– Осложняла ли эта война работу с призывниками?

– Мы не могли давать никаких гарантий безопасности ребятам и их близким. Они шли служить в разные военные части страны, оттуда их вполне могли направить в гущу кровавых событий, происходивших в Чечне. И многие, очень многие гафурийцы там побывали, участвовали в борьбе с сепаратистами и исламскими террористами. Никто не уклонился, не сбежал, все показали себя настоящими воинами и мужчинами, с честью прошли суровые испытания.

За время моей работы военным комиссаром во время армейской службы скончался один призывник – в результате несчастного случая в условиях мирного времени.

Ярых уклонистов было раз, два и обчелся. Куда больше примеров могу привести, когда приходилось решать вопрос о том, чтобы, наоборот, помочь молодым ребятам попасть в армию. Помню парня, у которого жена должна была родить ребенка. Таких мы старались не принимать в расчёт, так как с женатыми людьми в армии всегда больше хлопот, им с семьей регулярно видеться нужно. Но он так хотел в армию, что я сдался. Мне самому пришлось съездить в Уфу на сборный пункт и уговаривать капитана одной из десантных частей взять «здорового, образованного, но женатого». Поговорив с парнем, капитан со словами: «Такого – возьму!» дал зелёный свет. Ну, а родители молодого человека пообещали не оставить его беременную жену одну. В общем, все вышло удачно.

Другой паренёк имел проблемы со здоровьем, и, чтобы попасть в армию, заранее удалил из медицинской карты все сведения, касающиеся его болезни. Тем самым перехитрил врачей и всех нас. Оборудования тогда не хватало, диагностика была слабой, поэтому поступок сошел ему с рук. О том, что нельзя его было отправлять, мы узнали от его мамы, которая уже после отбытия призывника пришла к нам со всеми документами и слезами на глазах. Помочь уже было нечем. Тем не менее, парень нормально отслужил и благополучно вернулся домой.

Гафурийский район всегда находился в лидерах по организации призыва. За время моей службы коллектив военкомата регулярно занимал передовые места. А в 2006 году, во время крупнейших стратегических учений, которые проводились по всей стране и Башкирии, за развертывание и организацию деятельности полевого терапевтического госпиталя на базе санатория «Красноусольск» наш район удостоился высшей оценки «отлично». Больше ни у кого в республике такой оценки по результатам учений не было.

А если завтра война…

– Хорошо, что вы заговорили об учениях. Подобные масштабные мероприятия, как известно, проводятся для должной подготовки к действиям в условиях большой войны. Как вы считаете, наш Гафурийский район готов к ней? Какую работу в этом отношении проводил военкомат?

– Это все очень актуально сегодня, так как страны Запада вновь начали активно «лепить» из России образ врага. Военкомат просто обязан быть готовым к любому сценарию и иметь четкую инструкцию действий! Список довольно большой, обо всем не расскажешь. Например, в случае войны нашей задачей становилось сформировать роту территориальной обороны, взять под охрану все ключевые и жизненно важные объекты. Не говоря уже о мобилизационной работе.

На основании разведданных до нас доводили информацию о том, куда конкретно ядерными боеголовками ударит потенциальный враг (не дай Бог, конечно!). И Башкирия в случае войны не останется безопасным местом. По планам агрессора, как минимум две ядерные бомбы должны вывести из строя инфраструктуру Уфы, одна – ударить по Стерлитамаку, остальные – по Бирску и еще ряду городов, где есть развитая промышленность, находятся крупные склады хранения и так далее.

– Если потенциальный ядерный удар грозил бы нашему ближайшему соседу – Стерлитамаку, то волна губительной радиации могла бы и до нас добраться?

– Сомневаюсь, что подобный сценарий нам вообще «светит». Для этого у нас есть сильная армия. Но, если порассуждать, то на долю Гафурийского района в случае полномасштабной войны выпала бы важная миссия приёма и размещения населения Стерлитамака. Принять предполагалось до 50 тысяч человек. Конечно, со времен моей службы военным комиссаром много воды утекло, соответственно планы действий во время ЧС изменились, теперь другие обстоятельства и секретности в моих словах нет. Это и позволяет мне сейчас говорить о многих фактах свободно.

Приём такого количества населения предусматривает охрану мостов и дорог, обеспечения порядка. А еще важнейшей задачей военкомата в случае войны становилась защита железнодорожной станции. Как вы думаете, почему? Вряд ли догадаетесь. Именно по маршруту Уфа – Оренбург курсировал в своё время поезд-призрак или, как его ещё называли, поезд номер ноль. Это боевой железнодорожный ракетный комплекс (БЖРК), который мог остановиться на нашей станции, чтобы произвести, допустим, боевой пуск. Никто из обычных людей не знал о графике его движения, но в любой момент нам могли поставить задачу – обеспечить охрану станции, выставить оцепление и т.д. Всё это пришлось бы делать силами нашего района.

Равнение – на лучших

– Давайте лучше о прекрасном юбилее военного комиссариата поговорим. Ведь исполнилось 100 лет военкомату нашего района, пусть даже объединённому.

– За это большое время в нём сменилось 22 начальника. Сегодня военкомат по Аургазинскому и Гафурийскому районам возглавляет многоопытный человек, настоящий профессионал и боевой офицер Ф. А. Гимадиев. Он в курсе всех вопросов и проблем местного уровня, давно стал для района своим человеком.

Наибольший вклад в становление нашего РВК внесли военные комиссары – старший политрук Х. Гадельшин, стоявший у истоков формирования военкомата, майор Липатов П. И., решивший вопросы по строительству нового двухэтажного кирпичного здания на ул. К. Маркса и выделению служебного автомобиля. Бесценен вклад подполковника Жукова Д. П., уделявшего большое внимание организации служебной деятельности военного комиссариата.

В военкомате вместе со мной работал дружный коллектив из опытных и образованных людей, которых знали многие в районе. Наш коллектив отличался сплочённостью, ответственностью. Особо отмечу прапорщика запаса Ишмаева А. М., Вязовцеву А. В., Юдину Н. А., Морозову Е. Д., Коновалова С. Н. И сейчас там работают компетентные люди.

Отмечу работу и тех, кто всегда активно сотрудничал с военным комиссариатом – это руководство района, главы сельсоветов, начальники предприятий, директора организаций и, конечно, врачи нашей больницы. Результаты призывных кампаний обычно складываются в зависимости от того, как работают вместе военные, власти, ответственные и должностные лица. У нас существовал отлаженный механизм, работавший без серьёзных сбоев. Сегодня ситуация аналогичная, и это даёт право с особым чувством встречать столь значимый праздник.

– Спасибо за содержательную беседу!